Николай Кавказский

Очень многие в нашей стране сидят за «преступление» без жертвы, по статье, которую, когда я находился по «Болотному делу» в Бутырском замке и «Матросской тишине», арестанты называли «народной» и «политической».

Статье 228 и ее сестринским статьям, которые наказывают за наркотики.


Сейчас, когда из-за пандемии в других странах многие заключенные уже отпущены домой, нам следует сделать то же самое, и среди этих заключенных обязательно должны быть те, кто сидит за наркотики.

Ситуацию с наркопотреблением в России можно сравнить по степени стигматизированности и маргинализованности с отношением в обществе к ЛГБТ-сообществу. Российские наркопотребители вместо социальной, медицинской и психологической помощи получают всеобщее осуждение, ненависть и огромные тюремные сроки. Из-за обширной практики подбрасывания наркотиков политики и гражданские активисты, даже если понимают важность и актуальность введения гуманной наркополитики, боятся открыто высказываться, поскольку справедливо опасаются того, что станут очередной жертвой произвола и беззакония.

Когда я сидел по «Болотному делу», Егорова выносила судебные решения, признавая законным мой арест и его продление, т.е. она непосредственно замешана в этом политически мотивированном беззаконии.
Призрак бродит по России – призрак социал-демократии. Люди в нашей стране нуждаются в социальной защищенности, соблюдении своих прав и избавлении от бедности.
Во время последних муниципальных выборов в Басманном районе на 33-ой участковой избирательной комиссии по итогам голосования было обнаружено аномально много голосов за кандидатов от Единой России.
Одно из важных отличий государства демократического от государства авторитарного – неукоснительное соблюдение закона в первом случае и отношение к закону как к средству осуществления диктатуры – во втором.
6 июля состоялась конференция Московского Яблока. Она выдвинула больше 1000 кандидатов в муниципальные депутаты. Также была принята программа «Яблока» на муниципальных выборах.
На Москву надвигается реновация. Десятки тысяч москвичей выходили на акции протеста с требованием оставить их в покое и не сносить их дома. Однако 9 июня во втором чтении, несмотря на протест более сотни москвичей, собравшихся в это время у стен парламента, Государственная дума приняла закон о сносе Москвы.
25 апреля я попытался поучаствовать в собрании муниципального совета Басманного района. Но мне это сделать не удалось. Депутаты организовали целую спецоперацию, чтобы предотвратить мое присутствие. Я обжаловал в прокуратуру их действия и действия полицейского, который отказался устранять нарушения закона.
Вчера пытался попасть на заседание муниципальных депутатов Басманного района (по закону жители имеют право присутствовать). Как вы думаете, меня пустили? Конечно, нет. Председатель Совета любезно объяснил мне, что жителей в районе много, всех пустить не получится – мест нет. Правда, пришел всего один житель – я, а свободных мест было 30-40.