Николай Кавказский

Политик и правозащитник Николай Кавказский в интервью Ольге Алленовой ищет остатки свободы в России после начала «спецоперации»
В России оппозиционных активистов преследуют уже просто так, для профилактики, просто за то, что они ездят на метро.
Это Женя Макаренко. Женя художница и известна в анархистской активисткой среде, она веганка, стретейджерка, и у неё антифашистские взгляды.
Уже почти 10 лет я борюсь за бесплатную, качественную и доступную медицину, в том числе в Басманном районе.
Политику часто говорят, что ему нельзя показывать свои эмоции.
Николай Валуев, известный своей любовью к убийству животных, теперь – глава экспертного совета при Минприроды.
Ольга Бендас получила два года колонии за акцию 23 января 2021 года на Пушкинской площади в солидарность с политзаключенным Алексеем Навальным.
Выборы-2021: либо ты за Путина, либо за «Умное голосование». Нет ничего проще, чем пойти проголосовать по списку. А выстраивать оппозиционное движение гораздо сложнее, на это нужны годы усердного и кропотливого труда.
Власть до дрожи в коленях боится зумеров с листовками и значками, выкатывая в ответ ежовщину, затаптывая кирзовыми сапогами любой протестный писк.Ребятам грозит до десяти лет: вполне себе сталинские сроки. Допустим ли мы своим молчанием расправу над этими ребятами?

Очень многие в нашей стране сидят за «преступление» без жертвы, по статье, которую, когда я находился по «Болотному делу» в Бутырском замке и «Матросской тишине», арестанты называли «народной» и «политической».

Статье 228 и ее сестринским статьям, которые наказывают за наркотики.


Сейчас, когда из-за пандемии в других странах многие заключенные уже отпущены домой, нам следует сделать то же самое, и среди этих заключенных обязательно должны быть те, кто сидит за наркотики.