Николай Кавказский

Во время последних муниципальных выборов в Басманном районе на 33-ой участковой избирательной комиссии по итогам голосования было обнаружено аномально много голосов за кандидатов от Единой России.
Одно из важных отличий государства демократического от государства авторитарного – неукоснительное соблюдение закона в первом случае и отношение к закону как к средству осуществления диктатуры – во втором.
6 июля состоялась конференция Московского Яблока. Она выдвинула больше 1000 кандидатов в муниципальные депутаты. Также была принята программа «Яблока» на муниципальных выборах.
На Москву надвигается реновация. Десятки тысяч москвичей выходили на акции протеста с требованием оставить их в покое и не сносить их дома. Однако 9 июня во втором чтении, несмотря на протест более сотни москвичей, собравшихся в это время у стен парламента, Государственная дума приняла закон о сносе Москвы.
25 апреля я попытался поучаствовать в собрании муниципального совета Басманного района. Но мне это сделать не удалось. Депутаты организовали целую спецоперацию, чтобы предотвратить мое присутствие. Я обжаловал в прокуратуру их действия и действия полицейского, который отказался устранять нарушения закона.
Вчера пытался попасть на заседание муниципальных депутатов Басманного района (по закону жители имеют право присутствовать). Как вы думаете, меня пустили? Конечно, нет. Председатель Совета любезно объяснил мне, что жителей в районе много, всех пустить не получится – мест нет. Правда, пришел всего один житель – я, а свободных мест было 30-40.
После отмены приговора по делу Ильдара Дадина и освобождения еще нескольких политзаключенных многие заговорили об оттепели. Но эти разговоры быстро закончились, в России появились и появляются новые политические заключенные.
Виктимблейминг и слатшейминг – эти слова почти неизвестны в России, но знать их следует, раз явления, которые они обозначают, широко распространены в нашей стране.
Ко мне в производство поступило письмо 27-летней женщины из Саратовской области. Назовем ее Татьяна. Она регулярно подвергалась домашнему насилию. Сожитель ее бил и оскорблял. Но ни в полицию, ни даже в больницу она не обращалась, так как не хотела, чтобы у него возникли проблемы с правоохранительными органами. Еще Татьяна надеялась его простить, так как у них есть общий ребенок.
Наше государство построено на насилии. Пытки в полицейских участках, переполненные тюрьмы, издевательства над заключенными, нападения провокаторов на оппозиционные акции – все это происходит с одобрения и поощрения власти.