Сергей Митрохин: «Жертвами цифровой слежки станут обычные граждане, а не преступники»

Дата публикации в СМИ

"Новые известия" попросили Сергея Митрохина, депутата Мосгордумы ("Яблоко"), прокомментировать новость о том, что Госдума приняла закон об особом правовом режиме для развития технологий искусственного интеллекта в Москве.

Речь, в первую очередь, идет о системе распознавания лиц, внедрение которой у многих вызывает опасение: граждане опасаются тотальной слежки.

— Насколько обоснованы опасения тех, кто называет внедрение так называемого искусственного интеллекта цифровым концлагерем?

— В принципе, какая-то доля истины в этом сравнении есть. Это – инструмент тотальной слежки, то, чего не хватало классическому полицейскому государству, наконец-то появилось – возможность отслеживать каждый шаг человека. То, что предвидел Оруэлл в прошлом веке в романе «1984» сейчас воплощается сегодня в нашу жизнь. Авторитарные режимы очень успешно ставят себе на службу самые новейшие достижения технического прогресса.

— Некоторые эксперты говорят о том, что к введению так называемого искусственного интеллекта подтолкнула пандемия, когда миллионы людей вынуждены сидеть дома, работать и учиться дистанционно, оплачивать покупки безналичным способом. Насколько все эти действительно полезные и удобные вещи связаны с необходимостью установки тысяч камер наблюдения, оснащённых системой распознавания лиц?

— Во-первых, шкурный интерес любого авторитарного режима заключается в том, чтобы увеличить количество инструментов контроля за населением. Под благовидным предлогом борьбы с распространением коронавируса будут устанавливаться всё новые и новые камеры слежения. Но, после того как эпидемия закончится, это всё останется и будет применяться не для соблюдения карантина, а для вполне понятных целей политического контроля, контроля за любыми несанкционированными проявлениями активности населения.

Конечно, всегда это будет объясняться причинами, которые не будут вызывать возражений – дистанционное обучение, облегчение участи одиноких людей и так далее

— Система распознавания лиц используется большинством стран. Я не говорю о Китае, где камеры, распознающие лица, установлены везде. В Европейских странах есть законодательство, которое жёстко регламентирует эту возможность. Есть ли шанс, что в РФ тоже введут разумные ограничения?

— Мы упираемся в различия между авторитарными и демократическими режимами. В демократиях есть масса ограничений, начиная с ограничения в использовании полицейской силы по отношению к гражданам и кончая такими вещами, как использование личной информации и показаний новейший средств наблюдения. В демократических странах законы гарантируют права граждан. Применение систем, таких как распознавание лиц ограничивается исключительно вопросами уголовного преследования и используются строго в рамках закона о праве на частную жизнь и невмешательстве в неё.

У нас этого ничего нет.

Система распознавания лиц у нас уже работает. И успешно применялась во время летних массовых протестов. Но я хочу обратить внимание на то, что у нас в Мосгордуме выступал начальник МВД по Москве Баранов и, судя по его отчёту, на успешность борьбы с преступностью наличие камер не повлияло. Настоящих преступников это не очень помогает ловить. Те, кто умышленно скрываются и заметают следы своих преступлений, как вытекает из отчёта Баранова, умеют обойти и пресловутые камеры наблюдения. А граждане, которые не совершают преступления – полностью беззащитны.

Настоящие профессиональные преступники соблюдают правила осторожности и ускользают из-под контроля, а обычный гражданин станет жертвой.

— Будет ли закон, принятый в Госдуме в отношении Москвы обсуждаться в Мосгордуме?

— Федеральные законодатели не делегируют полномочия региональным органам власти. Мосгордума уже не будет заниматься этим вопросом, ей не оставлено никакого коридора возможностей по данному вопросу. И сейчас самое подходящее время для таких «дорогостоящих игрушек» - нужно же соблюдать карантин, нужно отслеживать передвижения горожан. Момент выбран очень удачно с точки зрения наших властей.