Капремонт, Конституция, Генпрокуратура и немного здравого смысла

Одним из наиболее заметных событий уходящей недели стал отзыв Генпрокуратуры РФ, поступивший в Конституционный суд страны, относительно жалобы группы депутатов Госдумы о неконституционности сборов на капитальный ремонт. Депутаты в своей жалобе отметили, что «использование средств собственников жилья на финансирование капремонта в других домах противоречит Конституции, поскольку возлагает на собственников обязанность по содержанию не принадлежащего им имущества».

Речь идет о тех случаях, когда взносы собственников жилья поступают не на специальный счет жилого дома, а на счет регионального Фонда капремонта, который фактически может использовать их для ремонта других жилых домов. То есть, о подавляющей части средств, собранных от взносов на капремонт, поскольку способ «индивидуального» накопления выбрали лишь немногие.

Генпрокуратура считает обоснованными доводы заявителей о неравенстве положения собственников, формирующих фонд капитального ремонта на счете регионального оператора, и граждан, которые собирают эти средства на специальном счете в банке. Оспоренная норма не конкретизирует объемы и сроки распоряжения финансовыми ресурсами и не определяет порядок их возврата, что может создать условия, при которых собственники помещений не смогут распоряжаться деньгами, перечисленными на счет оператора, а это ведет к нарушению Конституции, говорится в отзыве.

Окончательное решение примет сам Конституционный суд, в котором рассмотрение жалобы депутатов назначено на 3 марта.

Чтобы разобраться в сути проблемы и составить собственное суждение по существу, читателю потребуются некоторые факты из предыстории проблемы.

Каждый из нас обладает хоть какой-то собственностью. И, разумеется, сам решает, в какой момент ее надо чинить или заменять на новую. Ни общество, ни государство в этот процесс не вмешиваются. Мы сами несем обувь в починку и сами кроем крышу домика в деревне, если являемся счастливыми обладателями такового.

Логика меняется, когда речь заходит о многоквартирном доме. Его ремонт, особенно капитальный, уже требует согласованных действий всех собственников квартир. А с этим у наших граждан возникают проблемы. Одно из парадоксальных последствий многолетнего господства «коллективистской» идеологии — неумение граждан договариваться друг с другом без вмешательства государства. На самом деле, никакого парадокса нет — государство и его репрессивный аппарат просто запрещали гражданам договариваться напрямую, если процесс не могла оседлать «направляющая сила». Но это совсем другая история…

Обслуживанием и ремонтом многоквартирных домов в Советском Союзе занимались государственные ведомства. Это касалось и собственно государственных домов и жилищно-строительные кооперативы (ЖСК), которые стали появляться в нашей стране в 1958 году. При этом жильцы государственных домов и пайщики ЖСК (страшное слово «собственник» из обихода исключалось) регулярно выплачивали государству или кооперативу некоторую сумму на ремонт. Суммы тогда были невелики и особых нареканий не вызывали.

Когда Советская власть издала свой последний приказ — долго жить всем своим бывшим подданным — встал вопрос о передаче жилья в собственность жителям. В наш лексикон ворвалось слово «приватизация». Но многие жилые дома уже тогда нуждались в капитальном ремонте. Кто должен был его оплатить? Новые собственники или старый — государство?

Самый первый закон «О приватизации жилищного фонда в РСФСР» от 4.07.1991 г. излагал дело предельно ясно:

Статья 16. Приватизация занимаемых гражданами жилых помещений в домах, требующих капитального ремонта в соответствии с нормами эксплуатации и ремонта жилищного фонда, осуществляется, как правило, после проведения наймодателем капитального ремонта. При согласии граждан за непроизведенный ремонт наймодателем может выплачиваться соответствующая компенсация.

Итак граждане-наниматели государственного жилья, желающие его приватизировать, имеют законное право потребовать от государства сначала произвести в доме капительный ремонт. И затем оформлять квартиру в собственность. Слова «как правило» подразумевают, что такой вариант рассматривался законодателем как основной. При отсутствии возможности произвести ремонт до приватизации, новый собственник квартиры мог потребовать денежной компенсации. Все четко: государство ремонтирует, а потом передает в собственность жильцам. Не может отремонтировать — платит за это.

Но эта благостная для граждан правовая, а скорее — политическая декларация принципиально разошлась с экономической действительностью Денег на тотальный капремонт в стране просто не было.

Примирением правовой декларации и экономической реальности постсоветская власть занималась более двух десятилетий. Со многими оговорками обязанность государства провести хотя бы первый после приватизации капремонт сохранялась.

В 2012 году государство окончательно простило гражданам все, что оно им задолжало в сфере капремонта. Федеральный закон от 25.12.2012 г. № 271-ФЗ внес существенные поправки в Жилищный кодекс. Теперь оплата расходов на ремонт общего имущества дома стала обязательной для всех жильцов. Деньги должны были поступать в создаваемые региональные фонды капремонта. То есть проблема еще и спускалась с федерального уровня на региональный. Разбирайтесь, типа, сами…

Те, кто умел читать между строк и соотносить прочитанное с окружающей действительностью, уже на стадии законопроекта понял, что собственников жилья просто обвели вокруг пальца. Все прежние обязательства государства растворились, а на ремонт еще более обветшавших с 1991 года домов гражданам предстояло скинуться самим. Оговорки о «софинансировании» звучали малоубедительно.

ЯБЛОКО подготовило свой вариант поправок в ЖК РФ. Они позволяли всем собственникам контролировать процесс накопления и, главное, расходования накопленных средств. По всей стране был развернут сбор подписей в поддержку «яблочных» поправок. К осени было собрано свыше 16 тысяч подписей, которые тогдашний председатель партии Сергей Митрохин лично отвез в Госдуму. Законодатели их просто проигнорировали.

В тот момент многие граждане просто не поняли, что им грозит. Беда была еще слишком далеко. В двери московских квартир она постучалась летом 2015 года. С 1 июля вступило в силу Постановление Правительства Москвы от 27 февраля, которое установило фиксированный тариф на оплату капитального ремонта - 15 рублей за квадратный метр.

Московское ЯБЛОКО вновь проявило инициативу. Точнее, предложило воспользоваться законом «О гражданской законодательной инициативе в городе Москве». Идея заключалась в том, чтобы ввести мораторий на капитальный ремонт сроком до 2018 года. За эти 2,5 года правительству Москвы предлагалось разработать и вынести на общественное обсуждение закон «Об организации проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах». Именно закон, а не постановление.

Была проведена огромная работа, собрана Инициативная группа в количестве 122 активных москвичей, проведено Учредительное собрание. Инициативная группа могла бы внести в Мосгордуму свой законопроект, собрав под ним подписи 50 тысяч москвичей за 60 дней.

Депутаты Мосгордумы просто отказались регистрировать Инициативную группу. Даже из любопытства, чтобы посмотреть, смогут активисты собрать эти 50 тысяч подписей или нет. Возвращаясь к сказанному выше: репрессивное государство не допускает самодеятельности граждан. Гражданская инициатива, заранее не согласованная с «руководящей и направляющей» просто запрещается. И все тут!

Теперь возвращаемся к жалобе депутатов Госдумы, которую Конституционный суд должен рассмотреть 3 марта. По сути, депутаты от КПРФ и «Справедливой России» добились от Генпрокуратуры признания факта неравенства собственников, взносящих деньги на спецсчет своего дома и собственников, пополняющих обезличенный счет регионального Фонда капремонта. «Оспоренная норма не конкретизирует объемы и сроки распоряжения финансовыми ресурсами и не определяет порядок их возврата, что может создать условия, при которых собственники помещений не смогут распоряжаться деньгами, перечисленными на счет оператора, а это ведет к нарушению Конституции».

Все это верно! Но масштаб бедствия гораздо шире. Беда в том, что государство не только обязывает собственников отчислять деньги на будущий капремонт здесь и сейчас, оно еще и навязывает технологию накопления. Причем заведомо невыгодную собственникам.

Вне зависимости от того, кто числится владельцем счета, на который поступают взносы, собственники лишены возможности извлекать выгоду из своих денежных средств. И в этом четко просматривается нарушение статьи 34 Конституции РФ: «Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности»

Собственники жилья в многоквартирном доме огульно объявляются неспособными разумно использовать свои ежемесячные 15 рублей с квадратного метра для экономической деятельности, которая поможет им в нужное время отремонтировать свой общий дом.

Взамен им предлагают уже сегодня авансировать услугу, которая отнесена в будущее на многие годы и десятилетия вперед. До исполнения которой многие даже не доживут физически. Красиво отрисованные на портале мэрии Москвы планы и сроки проведения капремонта — всего лишь популистская декларация. За нарушение обещанного никого нельзя будет привлечь к ответственности, наложить штраф или пеню.

Если говорить совсем по простому, сегодня собственников вынуждают давать беспроцентный заем «уполномоченным» банкам на пополнение своих оборотных средств. Фондам капремонта дозволяется использовать эти оборотные средства практически бесконтрольно и по своему усмотрению.

Наконец, одна из самых вопиющих нелепостей навязанной нам технологии накопления состоит в самой сумме: 15 рублей с квадратного метра. Кто и как эту сумму вычислил? Почему не 16 и не 14 рублей? Правительство Москвы упорно не раскрывает свою тайну и никак не обосновывает принятое решение. Самый главный вопрос в это связи звучит так: «Почему сумма одинакова для всех московских домов, безотносительно времени постройки, конструкции, места расположения, текущего износа и прочих нюансов?»

Вполне очевидно, что магическая цифра «15» выведена отнюдь не из интересов собственников каждого конкретного жилого дома, а из потребностей обитателей дома на Тверской, 13 в сиюминутном затыкании дыр в городском жилищном хозяйстве.

Автор этих строк вполне осознает, что за всякой критикой рано или поздно должна следовать конструктивная часть. Если кто-то что-то делает не так, то нужно предложить свой вариант…

Конструктивную часть уместно начать с анализа опыта экономически благополучных зарубежных стран. Первый документ, который попался автора на глаза был Закон канадской провинции Онтарио (Condominium Act 1998). Онтарио — самая густонаселенная провинция Канады, в ее столице городе Торонто проживают 12 млн. человек, что сопоставимо с населением Москвы. Климат в Онтарио также вполне сопоставим с климатом Москвы и области. Он даже несколько более суров, поскольку север провинции входит в субарктическую зону.

Итак, коротко… Закон предписывает каждому кондоминиуму иметь свой Резервный фонд. Его предназначение — как раз то, что в России именуют капитальным ремонтом здания. Использовать Резервный фонд для текущих нужд нельзя. Размер самого Фонда и ежемесячных взносов собственников определяется на основании предписанного законом обследования, которое вновь образованный кондоминиум обязан провести не позднее одного года с момента создания. В дальнейшем обследование обновляется каждые три года.

Обследования проводят специалисты, имеющие официально удостоверенные квалификации в области архитектуры, инженерного дела, финансов. Обследования не могут проводить сами собственники жилья, нанятые ими менеджеры (управдомы), лица и компании, заинтересованные в заключении каких-либо иных контрактов с кондоминиумом.

Средства Резервного фонда не могут распределяться среди собственников (за исключением случая ликвидации кондоминиума). Средства Резервного фонда могут инвестироваться через официально зарегистрированные финансовые учреждения и приносить прибыль, которая также становится частью Резервного фонда.

Даже сверхлаконичный анализ упомянутого канадского закона говорит о его глубочайшей продуманности, за которой стоят десятилетия практического опыта огромной страны. Ничего подобного, увы, в России нет.

Автор готов выслушать «бронебойные» аргументы о «неготовности» наших граждан к самостоятельному управлению домами в рыночных условиях. На это можно ответить так: с момента перехода России от плановой экономики государственного патернализма к свободному рынку прошло уже 25 лет. Выросло целое поколение, которое никогда не жило при социализме. А социальная функция государства как раз и состоит в том, чтобы помочь своим гражданам приспособиться к изменившимся условиям. Научиться управлять своей собственностью без опеки государства. Создать для этого необходимую правовую базу, подготовить специалистов… На это было отпущено, повторяю, целых 25 лет. Но российские и московские власти предпочли кормить граждан обещаниями «когда нибудь» сделать капремонт во всех домах за свой счет. Расписавшись в неспособности исполнить обещанное, государство по старой привычке свалило всю ответственность на собственников и налогоплательщиков. Хотели как лучше, а получилось как всегда…

Совсем скоро, 3 марта, Конституционный суд России рассмотрит жалобу депутатов Госдумы на неконституционность взносов на капремонт. Рискну предположить, что решение будет формальным и ничего не меняющим по существу. Возможно, суд согласиться с некоторыми доводами истцов и в закон о капремонте будут внесены косметические поправки.

Время покажет…